Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Наверное, вы тоже это заметили: привычный вежливый вопрос: «Вам кофе (или чай) с сахаром?» — сегодня стал звучать почти как провокация, на грани неприличия.

Чуть ли не каждый день научно-популярная пресса снабжает нас новыми доказательствами того, что вездесущий рафинад опасен для здоровья — не говоря уже о том, какая катастрофа это для фигуры.

Формальным объявлением войны лет пять назад стала публикация Huffington Post, где утверждалось, что сахар вызывает зависимость быстрее, чем кокаин или никотин.

В качестве примера американский ресурс описал результаты эксперимента, в котором лабораторным крысам давали возможность выбора: нажимая на пару кнопок, 8 раз в день получать инъекцию наркотика или 0,2 %-ный сахарный сироп. Исследователи были поражены: на второй день проведения опытов животные начали отдавать предпочтение сладкому напитку. При этом в контрольных группах, где у зверьков такого выбора не было, кокаиновая зависимость была зафиксирована на девятый день, а от сахара — уже на седьмой.

Бывает ли зависимость от сахара – научные данныеФОТОJenny van Sommers

На самом деле ученые говорят не только о сиропе: в диетологии речь идет о целом семействе сахаров.

В нем, например, есть глюкоза, которую дают богатые углеводами продукты (далеко не только сладкие); фруктоза, в основном содержащаяся во фруктах; сахароза — тот самый экстракт из сахарной свеклы или тростника; лактоза из молока… Все эти разновидности — так называемые простые, или быстрые, сахара, которые по определению моментально усваиваются организмом.

Однако только глюкоза действительно необходима для его нормальной работы. А вот привычный сахарный песок или рафинад кубиками не дает нам ничего, кроме соблазнительного вкуса, — в результате промышленной переработки сахароза полностью лишается всех витаминов и микроэлементов, которые содержались в исходном продукте.

При этом к такой концентрированной сладости наш организм изначально не готов: наши предки никогда не ели чистый сахар. Чтобы его переварить, нам как раз и нужны все те полезные вещества, которых нет в рафинаде, — а значит, организму приходится тратить собственные запасы.

В результате получается, что сладкоежки вовсе не «заряжаются силами», как это принято считать, а наоборот, их быстро теряют — например, испытывая дефицит хрома и магния, отвечающих за питание клеток энергией, или витамина В1, который поддерживает баланс нервных процессов и бережет нас от усталости.

Ударные дозы белого сахара перегружают и поджелудочную железу, заставляя ее вырабатывать огромное количество инсулина, который снижает уровень глюкозы в крови, — и очень скоро после десерта нам опять хочется сладкого…

Что самое удивительное — все эти и многие другие горькие последствия «сладкой жизни» известны диетологам уже довольно давно. Однако это ничуть не уменьшает нашего пристрастия, например, к десертам.

Наоборот: последние три десятка лет доля сахара и содержащих его продуктов в нашем рационе только растет, а количество жиров падает.

При этом параллельно врачи отмечают захватившую весь мир эпидемию ожирения и сердечно-сосудистых болезней.

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Объяснение этим печальным совпадениям неожиданно предложил доктор Дуайт Ланделл, кардиохирург с 25-летним стажем и автор бестселлера «Великий холестериновый обман».

На протяжении десятилетий врачи (и в том числе он сам!) авторитетно убеждали нас в том, что главная причина болезней сердца — это повышенное содержание в крови холестерина, который мы потребляем вместе с животными жирами.

В результате все твердо усвоили, что сливочное масло — это плохо, растительное — хорошо, а диета, которая строго ограничивает количество жиров, — единственный путь к стройности и здоровью.

Так вот: специалист, который провел более 5 тысяч операций на открытом сердце и, по его выражению, «видел тысячи и тысячи артерий изнутри», проанализировал весь этот опыт и нашел в себе мужество признать: «Я был неправ и постараюсь исправить ошибку. Эти рекомендации больше не являются научно и морально оправданными».

Доктор объясняет: на самом деле холестерин, который попадает в организм с насыщенными животными жирами, свободно перемещается в нем — так это изначально задумано природой.

А если он и откладывается, то только на стенках уже поврежденных сосудов.

Причем их травмы и воспаление — как раз и есть результат диеты с низким содержанием жира, которую так долго и настойчиво предписывала нам официальная медицина.

«Каковы основные причины хронического воспаления? Проще говоря, это избыток потребления продуктов с высоким содержанием простых углеводов — сахара, рафинированной муки и всех изделий из них, — расшифровывает Ланделл. — А также чрезмерное потребление растительных масел, содержащих кислоты омега-6, таких как подсолнечное, соевое и кукурузное.

Многие годы люди придерживались широко пропагандируемой диеты с низким содержанием животных жиров и высоким содержанием полиненасыщенных жирных кислот и углеводов — не подозревая, что тем самым они нанесли вред своим кровеносным сосудам.

Именно эти повторяющиеся травмы вызывают хроническое воспаление, которое в свою очередь приводит к сердечным заболеваниям, инсульту, диабету и ожирению».

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Для доктора собирательный образ врага — это сладкая булочка: «Когда мы наслаждаемся ее приятным вкусом, наш организм реагирует тревогой, как будто явился иностранный захватчик и объявил войну.

Процесс, начавшийся со сладкой булочки, со временем превращается в порочный круг, который провоцирует болезни сердца, высокое кровяное давление или болезнь Альцгеймера.

Продукты с избыточным содержанием сахара, а также обработанные в целях длительного хранения жирами типа омега-6 медленно отравляли всех в течение десятилетий».

Полностью отказываться от жиров бессмысленно и даже вредно, говорит Ланделл. Главное — соблюдать баланс жирных кислот омега-3 и омега-6: оптимальным является их соотношение примерно один к трем (тогда как в рационе современного человека оно доходит до 1:20).

«Животные жиры содержат менее 20 % омега-6, и вряд ли они несут в себе больше вреда, чем якобы здоровые масла с маркировкой «полиненасыщенные», — убеждает врач.

— Забудьте «науку», которую вам вбивали в голову: теория, утверждающая, что насыщенные жиры сами по себе вызывают болезни сердца, не является наукой вообще».

По его мнению,животных жировбояться не надо, а главный путь к здоровью и стройности — переход к потреблению продуктов в их натуральном виде. «Чтобы нарастить мышечную массу, ешьте больше белка, — советует доктор.

— Предпочитайте сложные углеводы — те, что содержатся в овощах, бобовых или цельном зерне. Сократите несущие риск воспаления жиры типа омега-6 и вообще исключите из рациона готовую пищу с их использованием.

Лучше всего выбирать цельные продукты, которыми пользовались наши бабушки, а не те, что наши мамы покупали в магазинах, полных фабричной еды».

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Чтобы проверить новую теорию, журналист французского ELLE и редактор рубрики «Здоровье» Даниэль Геркенс провела честный эксперимент: на целый год она запретила себе прикасаться к любым продуктам, содержащим рафинированный сахар, при этом включив в свое меню значительно больше жиров. О том, как это у нее получилось и что в результате ей дало, она рассказала в своей книге «0 % сахара» (Zero sucre), которая моментально стала бестселлером.

Для начала Даниэль вычеркнула из списка ежедневных покупок сладкие йогурты, выпечку, соки, джемы, кетчуп и прочие промышленные соусы и полуфабрикаты. При этом в своем рационе она все же оставила свежие фрукты и продукты, содержащие так называемые сложные углеводы: рис, картофель, бобовые, муку из цельного зерна.

«Что и говорить, сначала мне пришлось очень трудно, — признается она. — Тем более что я люблю вкусно поесть и до этого никогда не садилась ни на какие диеты.

Представьте себе, каково мне было, когда кто-то из коллег приносил в редакцию свежие круассаны или пирожные! Первый месяц стал настоящим шоком в плане вкусовых и физиологических ощущений. Зато в течение следующих недель я начала чувствовать себя лучше.

А через два месяца наступил поразительный эффект: мне больше совсем не хотелось сладкого! Конечно, глядя на шоколадный десерт, я могла подумать: «Интересно, а каково это на вкус?» — но рука к нему уже не тянулась».

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Еще одним испытанием для девушки оказалась реакция окружающих: «В компании друзей я ощущала себя чуть ли не занудой — и это стало для меня большой неожиданностью. Даже моя мама, которая, к слову, страдает диабетом, категорически не хотела понять, почему это я отказываюсь от ее домашних плюшек».

Поговорив с психологами, Даниэль пришла к выводу: такой негатив или даже агрессия очень похожи на реакцию людей, испытывающих зависимость от продуктов вроде алкоголя или табака. «Я думаю, здесь возникает зеркальный эффект, — предполагает она.

— Мой эксперимент невольно заставлял окружающих думать о том, с чем сами они не могли справиться».

Москвичка Аня, 25-летний PR-менеджер, тоже вспоминает нечто подобное: «На тот момент, когда я решила полностью отказаться от сахара, мы снимали квартиру с подругами — у нас на троих была одна общая кухня.

Глядя на меня, остальные пожимали плечами, предупреждали, что диеты приводят к пищевым расстройствам, дразнили время от времени. Когда говоришь про зависимость от таких привычных вещей, как сахар, мало кто воспринимает это серьезно.

Хотя я за собой ее точно наблюдала: я в основном работаю из дома, постоянно сижу за компьютером — и от этого все время хочется что-то жевать. Вот только проблема в том, что сначала ты покупаешь себе пакетик конфет и растягиваешь их на три дня, потом — на два, а дальше уже сметаешь по два пакетика в день…

Раньше я себя не ограничивала в еде, если не считать тинейджерских опытов. Я не собиралась себя насиловать — мне просто хотелось питаться более осознанно. И посмотреть, улучшит ли это мою работоспособность».

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Анин эксперимент пока продлился только месяц, но результаты ее уже порадовали. Дней через пять воспоминания о вкусе любимых конфет потеряли прежнюю остроту и яркость. Зато она начала гораздо лучше чувствовать вкус всей остальной еды. Настроение в течение дня стало намного ровнее, исчезли перепады. И это, если верить опыту Даниэль Геркенс, всего лишь начало.

«Такого позитивного эффекта я даже не ожидала, — восхищается француженка. — Я в общем-то не собиралась худеть, но за год потеряла шесть килограммов, при том что стала есть намного больше жирного. Особенно было заметно, что сантиметры исчезли с живота — там, где они особенно опасны для здоровья.

У меня теперь на все хватает сил, хотя в образе жизни ничего не поменялось: я не стала дольше спать и по-прежнему не занимаюсь спортом. Я больше никогда не ощущаю тяжести в желудке, а все знакомые наперебой делают комплименты моему цвету лица. В плане здоровья перемены тоже колоссальные: раньше я очень легко простужалась, болела синуситом раз по десять в году — теперь это почти пропало.

Более того, у меня внезапно прошла аллергия на цветочную пыльцу, а ведь я с самого детства каждую весну была вынуждена глотать таблетки!»

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Эти простые приемы помогут постепенно избавиться от тяги к сладкому и изменить свои пищевые привычки.

В МАГАЗИНЕ Лучше всего положить в сумочку увеличительное стекло, чтобы тщательно изучить все этикетки: сахар можно обнаружить в составе самых неожиданных продуктов вроде соевого соуса или «диетических» мюсли. Не покупайте никакого сахара; даже «полезный» коричневый — это, как правило, все тот же рафинад, только подкрашенный.

ДОМА Почистите кухонные шкафы и не храните в них сладости, даже на случай неожиданного прихода гостей. Чтобы поесть, всегда садитесь за стол. А вставая из-за него, убедитесь, что вы насытились. Если очень хочется сладкого, съешьте дольку черного шоколада с содержанием какао 80–90 %.

В ОФИСЕ Не пропускайте обед, даже если вы завалены работой и все сроки горят ярким пламенем. Запланируйте полдник и перекусите чем-нибудь полезным и не сладким. На случай, если вы проголодаетесь между приемами пищи, держите в столе горсть миндаля, фундука или грецких орехов. Чтобы передохнуть, пейте ароматизированный чай или душистые травяные тизаны.

В РЕСТОРАНЕ Заранее попросите не приносить к столу хлеб. Заказывайте только закуску и основное блюдо. Вместо десерта можно взять чашечку кофе все с той же разрешенной долькой черного шоколада

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

  • Чтобы понять, есть ли лично у вас зависимость от сахара и содержащих его промышленных продуктов, попробуйте «примерить на себя» эти признаки:
  • 1. Вы часто что-то жуете, хотя не испытываете настоящего голода;
  • 2. Бывает, вы чувствуете усталость, потому что съели слишком много;
  • 3. Вы не представляете, как можно обойтись без некоторых продуктов: при одной мысли об этом вам становится не по себе;

4. Из-за вашего рациона у вас возникают проблемы в плане здоровья или социальной активности… но вы его все равно не меняете;

5. Некоторые продукты вам приходится употреблять во все больших количествах, чтобы получить удовольствие.

Читайте также:  Ребенок подавился, что делать, чем может подавиться

Источник: https://www.Elle.ru/krasota/zdorove/sladkiy-i-gadkiy-chem-opasna-zavisimost-ot-sahara/

Четыре признака сахарной зависимости и один способ от нее избавиться

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Когда сахар поступает в кровь, центральная нервная система передает импульсы в участок головного мозга, отвечающий за удовлетворение и привязанность. Казалось бы, что в этом плохого? Нам действительно часто хочется побаловать себя сладким, когда мы устали или чем-то расстроены. Кто не заедал шоколадом плохое настроение или неудачный роман?

Однако в феврале 2015 года специалисты Французского национального центра научных исследований в Бордо опубликовали данные эксперимента, которые доказывают, что сахар при регулярном употреблении в больших дозах вызывает зависимость сродни наркотической. И чем больше сладкого мы поглощаем, тем больше хочется и тем сложнее остановиться.

Речь идет, конечно, только о рафинированном сахаре и быстрых углеводах, которые содержатся в газированных напитках, пакетированных соках, конфетах, печенье, магазинных десертах и выпечке. Природный сахар (мед, фрукты, стевия) и медленные углеводы (из цельных злаков и овощей) перерабатываются организмом в энергию и приносят ему пользу.

Обычный же сахар из-за промышленной обработки теряет питательную ценность, а злоупотребление им приводит к зависимости, сахарному диабету и сердечно-сосудистым заболеваниям.

Как и многие навязчивые состояния, сахарная зависимость, если с ней не бороться, со временем прогрессирует. Врач-нутриционист Лоран Шевалье резюмирует этот феномен фразой: «Сахар требует сахара». Иногда мы начинаем есть все больше и больше сладкого, даже не отдавая себя в этом отчета. Просто подчиняемся требованию организма.

Проверьте себя. Вот четыре признака сахарной зависимости. Если у вас есть хоть один, стоит серьезно задуматься и начать контролировать потребление сладкого.

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Мороженое, чтобы поднять настроение в конце трудного дня, эклер, чтобы остыть после ссоры с любимым. Знакомые ситуации? Часто сначала возникает психологическая или эмоциональная зависимость от сладкого, которая может привести к физиологической. Мы оправдываем себя, когда тянемся за 20-й конфетой: «Сегодня был плохой день. Нужно как-то снять стресс, а завтра сяду на диету».

Но дело даже не в лишних килограммах. Если вы заедаете десертом усталость или плохое настроение, жуете шоколад, когда нервничаете или боитесь, это тревожный симптом.

Попробуйте не заедать эмоции или хотя бы делать это более полезным способом. Отложите пирожное, возьмите морковку или яблоко. Замена кажется неравноценной? Пирожное успокаивает, а морковка – нет, значит, вы в шаге от сахарной зависимости.

Хотя грань здесь тонка, не нужно путать любовь вкусно поесть и пищевую зависимость. «Важно отличать желание от потребности», – уточняет Лоран Шевалье. Желание можно оставить неудовлетворенным, в то время как потребность по определению неудержима, она подчиняет нас своей воле.

Нет ничего страшного, если вы любите, например, чизкейк и по случаю заказываете его в ресторане. Или иногда заходите в любимую кондитерскую за нежными эклерами.

Сначала возникает психологическая или эмоциональная зависимость от сладкого, которая может привести к физиологической

Другая история, когда вы не знаете меры и не можете остановиться или отказаться от сладкого, обязательно покупаете торт, когда заходите в магазин, и не мыслите ужина без десерта. Для специалиста фундаментальный маркер зависимости – компульсивное потребление сладких продуктов.

Подобное поведение характерно для разных типов зависимости. Когда очередная доза недоступна, вы ощущаете легкую нервозность, которая постепенно перерастает в беспокойство и раздражение. Но стоит удовлетворить потребность, как хорошее настроение возвращается.

Снизив потребление сладкого, многие набрасываются на junk-фуд – пиццу, бургеры, чипсы и т.д. Организм пытается получить удовольствие другими способами. Это аналогично тому, когда бросащие курить люди начинают есть много конфет или орехов. В итоге одна зависимость сменяется другой.

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Механизм сахарной зависимости ничем не отличается от наркотической. Вы съедаете конфету – ваш мозг получает удовольствие – вы тянетесь за следующей. Вырваться из этого круга можно только одним способом: кардинально пересмотреть свой рацион.

Перестаньте пить сладкие напитки и покупать в магазине конфеты, торты, печенье и т.д. Совсем отказываться от десертов не нужно. Не беда, если вы побалуете себя вкусным пирожным во время субботнего ужина или на дне рождения друга.

Любой диетолог подтвердит, что организм может синтезировать глюкозу из белков и других веществ, так что жизненной необходимости есть сахар или крахмал у человека нет

Можно готовить полезные десерты дома на основе меда и сухофруктов (в умеренном количестве). А вот на промышленные продукты с химическими сахарозаменителями подсаживаться не стоит. В них больше вреда, чем пользы. Заменив быстрее углеводы медленными, вы сможете за пару недель перестроить свой рацион.

Любой диетолог подтвердит, что организм может синтезировать глюкозу из белков и других веществ, так что жизненной необходимости есть сахар или крахмал у человека нет. Если в течение дня вы почувствуете упадок сил, просто позвольте себе полезный перекус. Без сахара.

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

Лоран Шевалье (Laurent Chevalier) – врач-нутриционист из Монпелье, автор книг «Итак, что мы едим?» («Alors, on mange quoi?») и «Похудение без борьбы» («Maigrir sans lutter»).

Источник: http://www.psychologies.ru/wellbeing/4-priznaka-saharnoy-zavisimosti-i-odin-sposob-ot-nee-izbavitsya/

Сахарная зависимость

Бывает ли зависимость от сахара – научные данные

«Сахар — белая смерть»- высказывание, набившее оскомину частотой цитирования. Разберемся — есть ли истина в этих словах. Сахар — один из самых противоречивых веществ. В нем теснейшим образом переплелись безусловная польза и неоспоримый вред. Сахар — источник жизненной силы, емкий энергетический субстрат и ласковый убийца, медленно и незаметно вызывающий зависимость и формирование смертельных заболеваний. При полном отсутствии поступления сахара (углеводов) наступит смерть от гипогликемии, при избыточном и продолжительном употреблении сахара формируются заболевания, являющиеся основной причиной смертности населения развитых стран (инсульт, ишемическая болезнь сердца, злокачественные новообразования).

Говоря о сахаре и сахарной зависимости, мы имеем в виду зависимость от углевода высокой степени очистки (рафинирования), по сути, являющимся не продуктом питания, а химическим веществом. Белый сахар, в том виде, в котором он знаком каждому из нас, является продуктом современных технологий и не встречается в природе.

Многие тысячелетия потребность людей в сладком удовлетворялась природными источниками углеводов — фруктами, ягодами, в очень редких случаях — медом. Около 2500 лет назад в Индии научились получать сахар из высушенного сока сахарного тростника.

Трудоемкость процесса получения сахара столетиями ограничивала объемы его производства и держала стоимость на очень высокой планке. Сахар был малодоступен не только малоимущим, но и состоятельным слоям населения.

Употребление его в качестве продукта питания было крайне редким, чаще сахар использовался как лекарство или драгоценное, статусное лакомство.

Такая ситуация сохранялась с незначительными изменениями вплоть до конца девятнадцатого века, когда благодаря достижениям технической революции производство сахара резко удешевилось и одновременно, наряду с сахарным тростником, активно стала использоваться более неприхотливая и дешевая сахарная свекла.

В результате, за последние сто пятьдесят лет, в среднем, потребление сахара на душу населения возросло с 1,2 кг до 18 кг. в год. Если же рассматривать страны — лидеры по производству очищенного сахара, ситуация окажется еще печальнее. Так, в США с 1900 по 1970 год потребление сахара возросло с 2,5 кг до 52 кг на человека в год. В среднем жители развитых стран потребляют минимум 130 г сахара ежедневно, что в несколько раз превышает рекомендованную норму.

Рассмотрим плюсы и минусы, положительные и отрицательные стороны употребления сахара.

Минусы употребления сахара

  • Сахар не имеет иной биологической и питательной ценности, кроме энергетической.
  • Энергетическая ценность сахара весьма высока (409 ккал/100г. продукта) при отсутствии витаминов, минеральных веществ.
  • Употребление сахара в количествах, превышающих физиологическую норму, провоцирует увеличение жировых отложений и формирование избыточной массы тела.
  • Сахар имеет максимально высокий гликемический индекс (показатель влияния употребления тех или иных продуктов питания на уровень сахара в крови). Регулярное употребление очищенного сахара поддерживает постоянно высокий уровень инсулина в крови, вызывает развитие сахарного диабета.
  • Избыточное употребление сахара – основная, зачастую единственная, причина развития атеросклероза, гипертонической болезни, ишемической болезни сердца, развития аллергических реакций и нарушения работы иммунной системы.
  • При употреблении чистого, рафинированного сахара быстро возникает субъективное ощущение прилива энергии, которое в скором времени сменяется выраженной усталостью, вялостью, апатией.

Плюсы сахара:

  • Употребление сахара приносит ощущение счастья, через каскад биохимических реакций, стимулируя выделение серотонина.
  • Улучшает органолептические качества многих продуктов и блюд.
  • Сахар является уникальным источником быстрой и дешевой энергии для организма, особенно актуальным в условиях тяжелых физических и умственных нагрузок.

Все знают, что сахар — это углевод, компонент, наряду с белками и жирами составляющий триаду жизненно важных питательных веществ, ежедневное сбалансированное употребление которых в пищу обеспечивает протекание всех процессов жизнедеятельности организма. Некоторые видят противоречие в утверждении о вреде сахара. Как может приносить вред то, без чего невозможна жизнь? На самом деле противоречия нет, все дело в степени очистки и в количестве потребляемого сахара.

Никогда в истории человечества рафинированный сахар не был столь доступен, дешев и распространён. Он присутствует в качестве добавки практически во всех продуктах питания.

Как возникает сахарная зависимость?

В природе нет ядовитых, или потенциально вредных для здоровья продуктов (плодов, кореньев, и т.д.), обладающих сладким вкусом. Сладость как бы сигнализирует о том, что данный плод спел и может быть употреблен в пищу.

Первый вкус, ощущаемый детенышем млекопитающего — сладкий, это вкус материнского молока, содержащего значительное количество углеводов. Эволюционно ощущение сладости ассоциируется с безопасностью, пользой, защищенностью.

Возможно, именно этим и обусловлена наша любовь к сладкому вкусу.

Однако, в природе не существует рафинированного, очищенного сахара, углеводы в плодах всегда находятся в комплексе с балластными веществами (клетчаткой) и другими пищевыми веществами (белками, жирами, витаминами и минералами), и, конечно, в значительно меньших количествах, нежели в промышленно изготовленных сладостях.

Очищенный сахар очень легко и быстро вызывает привыкание. Это наглядно демонстрируют снимки головного мозга, полученные методом функциональной магнитно — резонансной томографии, на которых видно, что после употребления сладкой пищи активизируются те же участки мозга, что и после употребления наркотических веществ и алкоголя.

Воздействуя на вкусовые рецепторы языка, отвечающие за восприятие сладкого вкуса, сахар стимулирует в головном мозге активную выработку допамина, так называемого «гормона счастья», аналогично действуют наркотики и алкоголь.

Через непродолжительное время головной мозг «отказывается» вырабатывать допамин самостоятельно, в достаточном количестве, требуя гиперстимуляции, что субъективно сопровождается ощущением упадка сил, усталости. При попытке резкого, одномоментного отказа от сладкого возникает ситуация допаминового голодания, аналогичная «ломке» у наркоманов.

Головной мозг требует стимуляции, и человек с сахарной зависимостью компульсивно (неконтролируемо) съедает все новые и новые порции сладкого, что бы вернуть себе привычный уровень допамина, несущий ощущение покоя и удовольствия.

Складывается парадоксальная ситуация: общеизвестен вред употребления наркотиков, алкоголя и никотин содержащей продукции; опасность формирования зависимости от этих веществ активно освещается в СМИ.

Информации же об опасностях, которые влечет употребление очищенного сахара значительно меньше. Продолжение темы 03.04.

2016; рассмотрим механизм формирования инсулиновой зависимости, осветим текущую ситуацию с содержанием добавленного рафинированного сахара в промышленно производимых продуктах питания.

Источник: http://cgon.rospotrebnadzor.ru/content/62/602/

Миф о сахарной зависимости (часть вторая, научная)

svetlyachokВы можете спросить меня — ну а почему бы не называть свое отношение к сахару — сахарной зависимостью, если мне хочется сахару чаще, чем огурца? Почему бы не называть свои отношения с едой — зависимостью, если меня тянет к еде, черт побери, четыре раза в день?Давайте начнем от печки. Впервые идея зависимого отношения к еде появилась в середине 80-х, на фоне волны популярности групп Анонимных Алкоголиков в США. Некую женщину Джудит осенило, что она ест в соответствии с теми же паттернами, что ее муж пьет — и она основала первую группу Анонимных Обжор. Идеология группы полностью идентична идеологии АА и АН: это 12-шаговая модель воздержания, только не от алкоголя и наркотиков, а от сахара, муки и изделий из пшеницы. Воздержание основывается на идее собственного несовершенства, переживания вины и стыда, и формирования мотивации «стать лучше». «Обжорство» описывается как неизлечимая болезнь, бороться с которой предстоит всю жизнь, каждый день. Большую роль в этом подходе играют групповые встречи, поддержка других участников группы. Несмотря на это, даже многолетние участники Анонимных Обжор признают, что у них случаются «пищевые срывы».

Кстати, ту же модель использовала Ольга Маркес при создании #sekta.

Пройдя опыт участия в группе Анонимных Наркоманов, Ольга заимствовала и идею постоянного совершенствования, только не духовного, а телесного, и модель групповой поддержки (объятия группы после тренировки, участие в чате), которая так вдохновляет участников #sekta, и идею бесконечности этого пути, и работу с личным куратором.

Разница только в том, что АА, АН и АО — некоммерческие программы, а #sekta — бизнес-проект.

Читайте также:  Прививка от ротавируса детям

Метафорически выражаясь, #sekta представляет собой группу «Анонимные Жирные»: люди приходят туда, недовольные собственным весом и телом, ощущая себя отвратительно толстыми и непривлекательными, и уходят с ощущением, что перестать быть «жирным» можно, только соблюдая предложенную программу тренировок и питания.

Сорвавшись или пропустив «треньку», многие немедленно снова ощущают себя «жирными» — отсюда такой высокий процент людей с развившимися после курса #sekta или усугубившимися в результате участия расстройствами пищевого поведения, в частности, булимии и приступообразного переедания. В #sekta это обсуждать не принято — нарушения пищевого поведения считаются личной ответственностью участников.

Впрочем, любая диетическая система не берет на себя ответственность за то, что происходит с вами после окончания участия в ней, будь то набор веса или булимические приступы. Что же не так с моделью пищевой зависимости, ведь с алкоголиками и потребителями наркотиков это работает, спросите вы? Алкоголики в итоге не пьют, потребители наркотиков воздерживаются от употребления. И это действительно так. Модель 12 шагов позволяет зависимым от употребления алкоголя и психоактивных веществ начать вести социальную жизнь, работать, пробовать строить отношения. Алкоголь и ПАВ не являются неотъемлемой частью жизни — мы можем обходиться без них.Обходиться без еды пока еще никому не удавалось. Глюкоза постоянно циркулирует в нашей крови, стоит ей на минуту прекратить — и мы умерли. А вот алкоголь и кокаин вполне могут циркулировать где-то еще.Более того, если мотивация «стать лучшей версией» себя из деклассированных люмпенов, опустившихся на дно социальной жизни, делает вполне приемлемых членов общества, то та же самая мотивация, подкрепленная виной и стыдом, в случае нарушений пищевого поведения приводит к прямо противоположному результату — попыток обсессивного контроля за питанием, навязчивым изматывающим тренировкам для достижения «лучшего тела», социальной изоляции, сужения круга интересов к рецептам низкокалорийной кухни и новым упражнениям для формирования кубиков. Алкоголики и потребители наркотиков, признав наличие зависимости, возвращаются в жизнь. Люди с нарушениями питания, сочтя себя зависимыми, из нее выпадают. Но ведь сахар — действительно наркотик, есть научные доказательства! — обычно говорят в этот момент. Научные? Вы уверены? Давайте разбираться дальше.Предположение Джудит С., что пища может быть аддиктивной, стало основой не только групп Анонимных Обжор, распространившихся по всему миру, но и пережило второе рождение в 2000-е, когда начали проводиться попытки сравнения некоторых продуктов и психоактивных веществ. Разумеется, первым кандидатом на звание аддиктивного стал сахар. Это период, когда термин «пищевая зависимость» начинает звучать не только из уст журналистов и обывателей, но и в университетских аудиториях. Одним из этих исследований, породившем огромное количество громких заголовков, было исследование группы студентов факультета нейронаук колледжа Коннектикута, предполагавшее, что продукты с высоким содержанием жира или сахара могут вызывать такую же зависимость, как наркотики. В эксперименте изучалось состояние мозга крыс, которым в одном конце лабиринта предлагали популярные американские печеньки Орео, а в другом — рисовые крекеры. Замерялось, сколько времени крысы проводили в одном конце лабиринта, сколько — в другом, и результаты сравнивали с поведением в лабиринте крыс, которым делали инъекции кокаина и морфина, и, соответственно, физраствора для контроля. Доказательством наличия зависимости был сочтен тот факт, что в том конце лабиринта, где был шанс получить Орео, крысы проводили столько же времени, сколько крысы-наркоманы проводили в том его конце, где им давали наркотик. Другим доказательством служили замеры экспрессии белков в прилежащем ядре мозга (центр удовольствия). Именно тот факт, что экспрессия белков у крыс, евших печенье, была в несколько раз более интенсивной, и превратилось впоследствие в сенсационное заявление о том, что сахар аддиктивнее кокаина в 8 раз. Простая и очевидная мысль о том, что животное интенсивнее реагирует на высококалорийную и вкусную пищу, необходимую для выживания, чем на вещество, на процесс выживания никак не влияющее, студентам в голову не пришла. Наиболее трогательным является упоминание авторами того факта, что крысы съедают сначала кремовую серединку печенья, что, с их точки зрения, свидетельствует о зависимой природе любви к печенью. Почему никому из студентов не пришло в голову, что природное любопытство крыс вынуждает их посмотреть и попробовать, что внутри, как женщины надкусывают все конфеты в коробке шоколадных конфет ассорти, я не знаю. Безусловно, Джейми Хонохан, студентка, чьим выпускным исследованием была эта работа, проснулась знаменитой. Однако научной сенсацией это исследование не стало — только журналистской. Почему?Понимаете, в науке не принято принимать на веру результаты 1) одного-единственного 2) квалификационного, то есть студенческого, исследования. Кстати, во всех интервью выпускница Колледжа Коннектикута Хонохан подчеркивает, что результаты нуждаются в дальнейшей проверке и подтверждении новыми исследованиями. К тому же, есть очевидное и неудобное несоответствие принципам питания LCHF: сторонники этой системы часто обсуждают аддиктивную природу сахара, в том числе. ссылаясь на это самое исследование про крыс и печеньки, а вот об «аддиктивной» природе жира почему-то умалчивают… Между тем, если говорить о высвобождении эндорфинов как результате работы дофаминовой системы в ответ на стимул, то ломоть жирного бекона справляется с этой задачей ничуть не хуже булочки с сахарной глазурью, а для многих людей жирная соленая пища является существенно более привлекательной и «вызывающей зависимость», чем сладости.Более того, если считать критерием аддиктивности активацию дофаминовой системы, тут нам всем крупно не повезло. Ибо среди стимулов, вызывающих такую реакцию, первые места занимает, например, прослушивание музыки. Вы видели, с какими лицами эти, в консерваториях, слушают третий концерт Рахманинова? Аж глаза закрывают! Тем не менее, прослушивание классической музыки отчего-то к наркомании не приравнивается, более того, заголовки журналов, тех же самых, что пестрят сообщениями об ужасах сахара, часто и безапеляционно заявляют, что прослушивание музыки полезно для здоровья. Неувязочка!А еще юмор, например. На концерте хорошего комика или просто услышав хорошую шутку, вы получаете порцию наркотика. Отказать. Матери, узнающие в группе детей своего ребенка, немедленно получают огромную порцию дофамина. Мне помнится, нацисты, (тоже люди были очень против зависимостей, кстати), организовали арийские детские сады, где детей, произведенных исключительно от чистых арийцев, отбирали сразу после рождения и выращивали в условиях высочайщей гигиены и медицинского контроля, дабы арийские матери не отвлекались на всякое там аддиктивное, а арийские дети получали лучшие условия для развития. Благодаря этому австрийский психоаналитик Рене Шпиц придумал термин «госпитализм», а мир убедился, что детей необходимо брать на руки. Дети в арийском детском саду выросли сплошь умственно отсталыми и с глубокими нарушениями психики.. Что стало с матерями, история умалчивает. От зависимости они избавились наверняка. Словом, если вы что-то, или, паче чаяния, кого-то сильно любите — дофаминовая система активируется, когда вы этим занимаетесь или видите этого человека. Один из сильнейших наркотиков, например, видеть любимого человека улыбающимся и в хорошем настроении. Мы все наркоманы. Повязать! Вся эта прикладная наркология — и ответ на лицо ребенка, и реакция на музыку, юмор, улыбающиеся лица вокруг или возможность выиграть приз — сформировалась у нас с одной-единственной целью. Обеспечить лучшее выживание человечества. Психоактивные вещества высвобождают такое количество эндорфинов, с которым не сравнится даже исполнение вашим улыбающимся ребенком вашей любимой композиции группы «Metallica» на школьном концерте под конферанс Михаила Жванецкого. Почему же они аддиктивны, если не служат выживанию? Ответ очень прост. Вы наверняка неоднократно слышали, что «мозг снабжен сложной и развитой системой вознаграждения». Журналисты, выучившие слово дофамин, говорят это для красного словца. Дофаминовая система — очень древняя и примитивная. Как телефон Нокия 105 — уникальный телефон, придуманный, чтобы просто звонить на другой номер. Стимул — реакция. Вызов — ответ. Это означает, что если задача выделения эндорфинов решена, то неважно, каким способом. Нашим пещерным предкам вряд ли удавалось сутками обходиться без еды, чтобы в конечном итоге обнаружить в мексиканской пустыне, среди нескольких трупов со следами огнестрела, пятикилограммовый пакет с героином. Им не удавалось заменить требуемый дофаминовый ответ табаком или искусственными подсластителями. Для современного человека «ложно-позитивный» ответ дофаминовый системы на то, что едой не является, и стал одной из причин формирования зависимости от этих веществ. И это принципиальный момент: то, что служит для выживания, не может быть опасным и не может формировать патологии. Патологическим мы можем сделать его только сами. Чтобы констатировать наличие зависимости от любого вещества, нужны три вещи: тяга, повышение толерантности и абстиненция. Все три элемента должны присутствовать в зависимом поведении одновременно. Тяга означает непреодолимую, сильную нужду именно в этом веществе или продукте. (У вас тяга к шоколадным батончикам? Прием легализации прекрасно с ней справляется). Повышение толерантности означает, что чем больше вы употребляете этого вещества, тем больше вы его хотите. И здесь единственная точка, где аддиктология и сахародемонология пересекаются: чем больше сахара вы едите, тем больше вам хочется сладкого. Абстиненция означает, что в отсутствие нужного вещества ваше состояние резко ухудшается и может быть опасным для жизни. В истории с сахаром отсутствуют признаки физиологической тяги и абстиненции, хотя есть иллюзия, что они есть. На самом деле абстиненция — ничто иное, как гипогликемия, и простое измерение уровня сахара в крови во время всевозможных «детоксикационных процедур» это убедительно доказывает. Вот почему детокс-клиники никогда не предлагают анализ крови на сахар или использование гликометра, а используют нехорошее самочувствие клиентов в качестве доказательства наличия сахарной зависимости.

Но вернемся к науке. Помимо студенческого исследования про крыс и Орео, наиболее часто цитируемым является другое исследования, вполне респектабельное, а именно

В нем обнаруживается, что испытуемые, которые получают более высокий балл по «шкале пищевой аддикции», переживают более интенсивную стимуляцию системы вознаграждения мозга, согласно данным МРТ (магнитно-резонансная томография).

И снова пресса реагирует восторженными заголовками: доказательства пищевой зависимости найдены! Они неопровержимы! Это же МРТ!

На самом деле, все, что показывает это исследование, сводится к следующему. Те люди, которые отмечают субъективно, что их реакция на пищу интенсивнее, действительно переживают более сильную реакцию на пищу.

Не говоря уже об обширной полемике, развернувшейся вокруг «Йельской шкалы пищевой зависимости» полемике, развернувшейся вокруг «Йельской шкалы пищевой зависимости», убедительно показавшей, что на сегодняшний день, несмотря на некоторые пересечения феноменологии, никаких убедительных доказательств существования пищевой зависимости, или зависимости от какого-то одного вида продукта, не существует ни в исследованиях на животных, ни в экспериментах на людях.

Не растерявшиеся сторонники концепции пищевой зависимости не растерялись, и наиболее современная их точка зрения гласит: ну хорошо, нет химической аддикции от еды, но есть поведенческая! Это напоминает мне многолетнюю полемику вокруг марихуаны. Как ее только не проклинали — и психологическую-то зависимость вызывает, и «дорогу более тяжелым наркотикам прокладывает», а очевидного вреда от ее употребления обнаружить так и не удалось. Более того, по прошествии лет, даже США, всегда придерживавшиеся политики «войны с наркотиками», примиряются и разрешают медицинское употребление марихуаны. На фоне этой жаркой полемики люди, годами употреблявшие исключительно марихуану, существовали и продолжают существовать, не переходя к кокаину или героину. Разгадка этого феномена более чем проста: употребление марихуаны существенно и заметно снижает агрессию. Люди массово используют марихуану как вещество, позволяющее управлять собственной агрессией без нарушения закона и членовредительства. Разгадка наших сложных взаимоотношений с сахаром кроется примерно в той же области. Сахар — не наркотик, равно как и жир, просто мы используем эту пищу, чтобы получить быстрый всплеск энергии или переработать эмоции, с которыми затрудняемся справиться иначе. Например, гнев. Или печаль. Или скуку. В современной культуре быть грустным, злиться или скучать не очень одобряется — нужно постоянно быть счастливым, в крайнем случае — озабоченным достижением счастья. А эмоции эти надо куда-то девать.

На сегодняшний день ни один из существующих видов пищи не признан вызывающим зависимости. Чтобы убедительно доказать сходство влияния на мозг продуктов питания и психоактивных веществ, нужны эксперименты, сравнивающие поведение мозга людей, употребляющих наркотики и определенные продукты. Этичность подобных экспериментов под большим вопросом, разумеется, и проведены они будут не скоро.

Источник: https://svetlyachok.livejournal.com/849124.html

Влияние сахара на здоровье — исследования

Что делает с нашим здоровьем неконтролируемое потребление сахара? Прочитайте дальше, чтобы узнать о последних исследованиях влияния сахара на здоровье, включая концепцию сахарной зависимости, последствия чрезмерного потребления сахара для здоровья и доказательства безопасности (или их отсутствия) искусственных и других непищевых подсластителей.

Существует ли страсть к сахару?

В течение десятилетий научное сообщество колебалось описывать человеческую фиксацию на сахар как «зависимость»; казалось преувеличением приравнивать стремление к сахару с желанием контролировать вещества, такие как кокаин или героин.

Читайте также:  Профилактика легионеллеза в доме, требования и нормы санпин

 Но теперь все больше исследований биохимических и нейропатологичних последствий потребления сахара изменили мнения ученых и медицинских работников.

 На самом деле, сахарная зависимость оказывается настоящим явлением, которое поражает значительную часть нашего населения.

Избыток рафинированного сахара может быть вредным и даже вызывает зависимость. Ознакомьтесь с этой статьей, чтобы узнать, что говорит последнее исследование, и получите важную информацию.

В опросе 986 американцев, 15% участников соответствовали критериям пищевой зависимости, как сообщает Yale Food Addiction Scale.

 Шкала пищевой наркомании Yale является мерой для определения тех, кто наиболее вероятно проявляет компульсивное переедание и симптомы зависимости вследствие действия высокого содержания жиров или продуктов с высоким содержанием сахара.

 Важно, что те люди, которые соответствовали критериям пищевой зависимости, были всех форм и размеров, от нормального веса до ожирения.

Это исследование показывает, что зависимость от сахара, подкатегория пищевой зависимости, является настоящей проблемой, затрагивающей разнообразное население (включая детей, как оказывается) — не только тех, кто нуждается в потере веса.

Как работает сахарная наркомания

Расстройство использования вещества определяется как «модель поведения, в которой люди продолжают использовать вещество, несмотря на проблемы, вызванные его использованием». Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, пятое издание (DSM-5) очертило 11 критериев, характеризующих расстройство использования веществ, включая:

  • Прием вещества в больших количествах или дольше, чем нужно
  • Желая сократить или прекратить использование вещества, но не в состоянии это сделать
  • Тяга использовать вещество
  • Использование веществ снова и снова, даже когда вещества наносят вред вашему телу
  • Развитие симптомов абстиненции при прекращении использования вещества

Хотя эти поведения, как правило, используются для диагностики алкоголизма или наркомании, они также согласуются с моделями потребления сахара людьми! На самом деле, научная литература указывает на то, что между нейробиологическими механизмами и структурами активации мозга, зависимыми от запрещенных веществ и «зависимыми» от сахара — есть яркое сходство.

Сахар активирует пути награждения мозга

Сахар является мощным активатором схемы вознаграждения дофамина, биохимическим путем в мозге, который опосредует ответ на полезные стимулы, такие как еда, секс, социальные взаимодействия и наркотики. Поощрительная схема мозга призвана увеличить вероятность привлечения организма к поведению, что увеличивает ее шансы на выживание; эта черта сохраняется у существ, начиная от мух до людей.

Когда стимулируется схема дофаминового вознаграждения, допамин высвобождается, создавая чувство удовлетворения и эйфории, которые заставляют индивида повторно искать полезный опыт или вещества.

Активация схемы вознаграждения дофамина сахаром также инициирует предчувствие и поведение, поиск пищи; иначе говоря, тело становится обусловленным, чтобы желать и искать сахаристые продукты.

 Интересно, что потребление глюкозы может также стимулировать параллельную схему дофаминового вознаграждения в желудочно-кишечном тракте, дополнительно раскладывая карты против нас в нашей борьбе с тягой сахара.

Сахар стимулирует производство опиатов

Как и многие другие запрещенные наркотики, сахар также вызывает привыкание, стимулируя высвобождение врожденных обезболивающих опиоидов вашего тела через эндогенную опиоидную систему. Со временем, непрерывное стимулирование этой системы может перенаправить вашу нейрохирургическую схему, то есть она, по сути, поможет перепрограммировать ваш мозг, что приведет к зависимости.

Доказательства наркозависимости в людях

В течение многих лет наше понимание сахарной зависимости было ограничено животными. Но теперь у нас есть научные доказательства, которые поддерживают существование сахарной зависимости у людей.

 Ученые обнаружили, что пациенты с бариатрической хирургии часто «меняют» свою зависимость от сахара на слабые или даже сильные наркотики после операции, поскольку они больше не могут употреблять сахар в больших количествах, не испытывая желудочно-кишечных последствий.

 Передача зависимости от одной субстанции в другую является отличительной чертой нарушений употребления наркотических веществ. Кроме того, индивидуумы с ожирением демонстрируют выраженную дисфункцию допаминового вознаграждения, включая пониженную чувствительность областей головного мозга к дофамину.

Эти люди должны потреблять более высокий уровень сахара для достижения «хорошего» уровня дофамина в их мозге; это явление является классическим примером толерантности,

Интересно, что сахарная зависимость имеет эволюционную, родовую основу. Человеческий опыт природного вознаграждения от сахара — это адаптация, которая поможет нам определить продукты с высокой плотностью калорий.

(Например, наши предки имели сезонный доступ к фруктам с высоким содержанием сахара). Потребление таких продуктов способствовало сохранению жировых отложений, что, в свою очередь, позволило нам пережить периоды голода.

Однако в современном мире очень немногие из нас испытывают голод. Вместо этого, мы имеем постоянный доступ к сладким, обработанным пищевым продуктам. Это несоответствие между нашей эволюционной биологией и нашей современной средой усилило нашу проблему с сахаром и сыграло фундаментальную роль в текущей эпидемии хронических заболеваний.

Засахаренные напитки: не пейте сахар!

В последние годы были приняты «содовые налоги» и другие усилия в области здравоохранения, направленные на сокращение нашего потребления засахаренных напитков (SSB) в ответ на растущие доказательства вредного влияния таких напитков. Потребление SSB было связано с детским ожирением и повышенным риском взрослого ожирения, диабета и сердечно-сосудистых заболеваний.

 Исследования показывают, что люди не в состоянии уменьшить потребление калорий для компенсации лишних калорий, потребляемых в SSB, что приводит к избытку калорий и дальнейшего увеличения веса.

 Кукурузный сироп с высоким содержанием фруктозы, который используется в солнечных культурах, и множество других переработанных пищевых продуктов, также составляет особые метаболические риски:

  • Избыток потребления кукурузного сиропа с высоким содержанием фруктозы способствует повышению резистентности к инсулину, повышению триглицеридов и накоплению висцерального жира, критических особенностей метаболического синдрома. (Висцеральный жир трудно вывести из организма, в отличие от подкожного жира, который можно «ущипнуть», он откладывается глубоко в брюшной полости и окружает внутренние органы).
  • Эпидемиологические исследования показывают, что потребление слишком большого количества HFCS может способствовать астме путем сброса большого количества фруктозы в просвете кишки, где сахар биохимически превращается в воспалительные побочные продукты, которые в конечном счете могут вызвать астму.
  • Исследования на животных свидетельствуют о том, что его избыток меняет функцию репродуктивной системы женщины. Для женщин это означает, что HFCS может усилить синдром поликистозных яичников.

Наука поняла: если вы хотите предотвратить хронические заболевания, избегайте напитков, подслащенных сахаром, и сиропа с высоким содержанием фруктозы.

 
А как насчет старого столового сахара? Есть пищевые продукты с ним более безопасными для потребления, чем подслащенные напитки? Не обязательно.

 Исследования показывают, что высокое потребление дополнительных доз сахара создает многочисленные проблемы, включая повышенный риск дисбактериоза кишечника, снижение иммунной функции, рака и нейродегенерации.

Источник: https://www.reactiv.top/vliyanie-sahara-na-zdorove-issledovaniya/

На крючке. Ученые рассказали правду о сахаре и его заменителях

МОСКВА, 18 янв — РИА Новости, Альфия Еникеева. Около десяти лет назад появились научные данные о том, что сахар действует на человека примерно как кокаин.

Прозвучали предложения разделить сладкоежек, словно наркоманов, по степени зависимости и лечить. Есть информация о том, что даже обычные сахарозаменители способствуют депрессии и аллергии.

РИА Новости разбирается, как побороть пристрастие к сладкому и есть ли альтернатива сахару.

Зависимость или расстройство?

Согласно работе австралийских ученых, любовь к сладостям сравнима с табачной и наркотической зависимостью. Как и кокаин, сахар повышает в организме уровень «гормона счастья» дофамина и улучшает настроение.

Со временем эффект сглаживается, и, чтобы достичь необходимой концентрации дофамина и не впасть в депрессию, человек постоянно наращивает «дозу» сладкого.

Резкий отказ от десертов способен вызвать настоящую ломку, потому ученые предлагают лечить сладкоежек варениклином — препаратом от никотиновой зависимости. Эксперименты на животных подтверждают эти данные.

Крысы, долго находившиеся на диете с высоким содержанием сахара, демонстрировали все симптомы наркомании — вплоть до ломки и рецидивов. Также они проявляли склонность к алкоголизму и легче впадали в зависимость от опиоидов, чего не происходило с грызунами из контрольной группы, где рацион не менялся.

Более того, крысы, попробовавшие и сахар, и наркотик, выбирая между ними, чаще предпочитали сладкое. Однако, по мнению ученых из международного консорциума NeuroFAST, изучающих различные виды пищевых расстройств, зависимость от сахара — чисто психологический феномен, лечить ее надо не препаратами, а изменением отношения к еде.

Сладкая западня

На то, что чрезмерная любовь к сладкому вредна для здоровья, указывают многие исследования. В эксперименте датских специалистов у 12 молодых мужчин, в течение двух недель съедавших по 225 граммов сахара ежедневно, возникли проблемы с сосудами: уровень кровоснабжения ног упал на 17 процентов, что соответствует показателям 65-летних.

По мнению ученых, от недостаточного притока крови могли пострадать и внутренние органы — в частности, сердце и мозг. Биологи из Йельского университета обнаружили, что сахар блокирует активность белка, необходимого для размножения кишечной микрофлоры, и это в дальнейшем приводит к различным осложнениям, в том числе ожирению.

Согласно еще одному исследованию, чрезмерное потребление сахара способствует развитию рака прямой кишки, груди и мочевого пузыря.

«Сахар — простой углевод. Состоит всего из двух молекул, поэтому он очень быстро всасывается и попадает в кровь. Но, к сожалению, легкоусвояемые углеводы — это пустые калории.

Они обладают энергетической ценностью, но иных характеристик, нужных организму, у них нет.

Если для здоровых или относительно здоровых людей избыточное поступление калорий чревато набором массы тела, то пациентам, страдающим сахарным диабетом и не способным этот продукт правильно усваивать, он категорически противопоказан», — поясняет РИА Новости врач-эндокринолог Клиники лечебного питания ФГБУН «ФИЦ питания и биотехнологии», кандидат медицинских наук Юргита Вараева.

Натуральные и не очень

Главная альтернатива сахару — всевозможные сахарозаменители. Самый первый, сахарин, в 1879 году открыл химик Константин Фальберг и практически сразу наладил промышленное производство. Продукт быстро приобрел популярность: его прописывали от головной боли, ожирения и тошноты, а с 1907 года рекомендовали диабетикам.

Сегодня известно несколько сотен подобных соединений. Наиболее востребованы сахарозаменители натурального происхождения — фруктоза, содержащаяся в овощах, фруктах и меде, сорбит, который можно найти в яблоках, рябине и абрикосах, и стевия, получаемая из листьев одноименного травянистого растения.

«Стевиозид — уникальное соединение. Его молекула не является углеводом, но она слаще сахара в триста раз. Она практически лишена калорийности и абсолютно не влияет на содержание глюкозы в крови.

На сегодняшний день это идеальный заменитель, который годится и для больных сахарным диабетом. Правда, из-за характерного травяного привкуса не всем удается перейти с сахара на стевию.

Таким, конечно, лучше использовать искусственные сахарозаменители, тоже лишенные калорийности и не влияющие на уровень сахара в крови», — говорит Вараева.

То ли вредно, то ли нет

Об искусственных сахарозаменителях научные споры не прекращаются уже более двух десятков лет. Первые данные о возможной канцерогенности аспартама — именно он содержится в большинстве диетических продуктов промышленного производства — были опубликованы в 1996 году.

Тогда американские ученые предположили, что чрезмерное употребление этого синтетического заменителя сахара связано с некоторыми видами опухолей мозга. В 2006 и 2007 годах итальянские исследователи в экспериментах на крысах показали, что добавление аспартама в пищу приводило к развитию лейкемии и образованию лимфом.

Однако опыты итальянцев вызвали слишком много вопросов у научного сообщества. Многие специалисты указывали на недостаток информации и чересчур маленькую выборку. Некоторое время спустя американские ученые, проанализировав данные полумиллиона человек, заявили, что употребление синтетических сахарозаменителей не связано с возникновением онкологических заболеваний.

Жирную точку в спорах поставили британские специалисты. Изучив данные, собранные здравоохранительными службами в разных странах мира, и результаты экспериментов на животных, они не нашли никаких подтверждений пагубного влияния искусственных заменителей сахара на здоровье.

«На сегодняшний день нет данных, подтверждающих канцерогенность синтетических сахарозаменителей. Есть исследования, связывающие их с головной болью, депрессией. Некоторые из таких продуктов вызывают аллергические реакции. Но в большинстве случаев все эти эффекты дозозависимые.

Практически для каждого искусственного сахарозаменителя определена максимальная суточная доза, и она довольно большая. Например, для аспартама — около двух граммов в день. Чтобы дойти до этой границы, надо быть большим любителем диетической газировки и вместо сахара везде добавлять аспартам», — объясняет Юргита Вараева.

По ее словам, при адекватных дозах искусственные сахарозаменители так же безопасны, как и натуральные. Но в идеале лучше обойтись вообще без них и ограничить потребление простых сахаров 50-ю граммами в сутки — в точном соответствии с рекомендациями Всемирной организации здравоохранения.

«Но это не просто 50 граммов сахара, который вы насыплете в кружку с чаем или кофе. Это в том числе сахар, содержащийся в остальных продуктах вашего рациона.

Если же вы большой любитель сладкого и у вас никак не получается урезать количество простых сахаров, тогда, безусловно, стоит пользоваться сахарозаменителями. Лучше всего — стевией.

Можно употреблять и искусственные сахарозаменители, но умеренно», — подчеркивает эксперт.

Источник: https://ria.ru/20190118/1549499523.html

Ссылка на основную публикацию